Николай С. (nikolaj_s) wrote,
Николай С.
nikolaj_s

Categories:

С видимым интересом:

Вообще плюнул на всё и стараюсь находить время на то, что бы читать то что мне нравится, а не то что надо.

Перечитал книгу Джона Александера Хантера "Охотник"

Сейчас читаю книгу Джона Генри Паттерсона "Людоеды из Цаво".
К своему стыду "Людоедов из Цаво" раньше не читал.
Получаю не меньше удовольствие, чем от "Охотника". Особенно доставляет, что события описываются без всей этой политкорректной фигни.
Собственно что мне стало интересно. Почему у львов- самцов отсутствует грива?-



[Смерть первого людоеда]Глава VIII

Смерть первого людоеда

"(...) Через пару дней после отъезда моих союзников, на рассвете 9 декабря я вышел из своей бомы и увидел бегущего ко мне суахили. То и дело оглядываясь, он возбуждённо кричал: «Симба! Симба!» («Лев! Лев!»). Расспросив его, я узнал, что львы пытались схватить человека в лагере у реки, но, потерпев неудачу, поймали и убили одного из ослов, а сейчас пожирали его. Это был мой шанс!
Я побежал за мощной винтовкой, которую Факуэр оставил мне для такого случая, а потом, ведомый суахили, оправился в львам. Я искренне надеялся, что они сосредоточились только на своей еде. Сквозь кустарник я хорошо различал очертания одного из них, я мог легко достать их, но, к сожалению, мой проводник наступил на сухую ветку. Хитрый зверь услышал хруст, недовольно зарычал и в один миг исчез в густых джунглях. В отчаянии от мысли, что они снова сбежали от меня, я поспешно вернулся в лагерь, созвал рабочих и велел им взять все тамтамы, консервные банки и другие предметы такого типа, из которых можно извлечь шум. Я быстро расставил рабочих полукругом возле зарослей и дал главному джемадару инструкции: начать одновременно бить в тамтамы и банки сразу, как только он решит, что я уже на другой стороне. Затем я кругом обошёл заросли и отыскал для себя хорошую позицию. По всей вероятности, лев будет отступать сюда, поскольку это была середина широкой звериной тропы, ведущей к тому месту, где он прятался. Я встал за небольшим термитником и терпеливо ожидал. Очень скоро я услышал жуткий грохот, который подняла наступающая цепь кули, и почти сразу, к моей радости, на тропу вышел крупный безгривый лев. Первый раз за все эти месяцы я получил шанс покончить с одним из зверей. Удовольствие, которое я испытывал, ни с чем нельзя было сравнить.
Он медленно продвигался по тропе, каждые несколько секунд останавливаясь, чтобы оглянуться. Я был не полностью скрыт от его взгляда, и если бы его внимание не было занято шумом позади него, он бы меня заметил. Поскольку он не замечал моё присутствие, я позволил ему пройти ещё пятнадцать ярдов, а затем наставил на него свою винтовку. Когда я двинулся, он бросил на меня взгляд и, казалось, изумился моему неожиданному появлению. Он присел, воткнув передние лапы в землю, и дико зарычал. Я уже целился ему в голову и чувствовал, что он весь в моей власти, но… Никогда не доверяйте неиспытанному оружию! Я нажал на спусковой крючок, и, к моему ужасу, послышался глухой треск. Осечка!
Дальше было хуже. Я бы так смущён, так обескуражен этой неприятностью, что совсем забыл выстрелить из левого ствола и опустил винтовку, чтобы перезарядить её. К счастью для меня, лев был отвлечён ужасающим грохотом и шумом, который производили кули. Он не прыгнул на меня, как я ожидал, а отскочил в сторону, снова в заросли. К этому времени я собрался с духом и, как только прыгнул, выстрелил в него из левого ствола. Ответное разъярённое рычание подсказало, что я попал. Несмотря на это, ему снова удалось уйти. Я некоторое время следовал за ним, но потерял его след на каменистой почве.
Я горько проклинал тот час, когда взял чужое оружие. Разочарованный и раздосадованный, я обрушил заслуженную брань на саму винтовку, на её хозяина винтовки и на её создателя. Вынув осёкшийся патрон, я обнаружил, что ударник не наколол капсюль как надо, он был только слегка помят. Так что вина действительно лежала на винтовке, которую я позднее с вежливыми комплиментами вернул Факуэру. Мои постоянные неудачи доводили меня до белого каления, а индусы ещё больше верили, что львы были настоящими злыми духами, защищёнными от оружия смертных. Честно говоря, они и вправду казались заговорёнными.
После этого угнетающего поражения оставалось, конечно, только вернуться в лагерь. Но прежде я пошёл взглянуть на мёртвого осла, который был только слегка покусан. Любопытно, что львы всегда начинают есть свою жертву с хвоста, по направлению к голове. Поскольку было очевидно, что львиная трапеза прервалась в самом начале, я решил, что кто-то из них после наступления темноты обязательно вернётся к туше. Так как поблизости не было подходящего дерева, в десяти футах от тела я соорудил помост. Этот мачан высотой примерно двенадцать футов стоял на четырёх столбах, которые были вкопаны в землю и наклонены друг к другу. Наверху была доска для сиденья. Поскольку ночи были очень тёмные, я крепкой проволокой привязал ослиную тушу к соседнему пню, чтобы львы не смогли утащить её.
Перед закатом я занял позицию на своём изящном насесте. К великому неудовольствию моего носильщика оружия Махины, я решил идти один. Я бы с радостью взял его с собой, но у него был сильный кашель. Я боялся, что он случайно произведёт какой-нибудь шум, который может всё разрушить. Почти сразу наступила темнота, и всё затихло. Чтобы осознать, что такое тишина африканских джунглей в тёмную ночь, нужно испытать её самому. Это очень впечатляет, особенно если вы абсолютно один, далеко от остальных человеческих существ, как это было со мной в ту ночь. Одиночество, тишина, цель моей стражи – всё это оказывало на меня воздействие. Постепенно напряжённое ожидание сменилось мечтательным настроением, хорошо гармонировавшим с окружающей обстановкой. Неожиданно хруст ветки прервал мои мечтания. Я прислушался, и мне показалось, что я слышу шорох кустов, через которые продвигается крупное тело. «Людоед, – подумал я. – Сегодня ночью мне повезёт, и я убью одного из этих львов». Снова наступила полная тишина. Я сидел в своём гнезде, как статуя, каждый нерв дрожал от напряжения. Очень скоро все сомнения, что это лев, рассеялись. Из кустов раздался глубокий протяжный вздох – явный признак голода, и снова послышался шорох из-за осторожного продвижения льва. Через секунду лев остановился и сердито зарычал. Это означало, что он заметил моё присутствие, и я испугался, что меня ожидает очередное разочарование.
Однако дело быстро приняло другой оборот: охотник стал целью охоты. Вместо того, чтобы взяться за приготовленную для него приманку, лев начал украдкой посматривать на меня. Два часа он пугал меня, бродя вокруг моей шаткой конструкции, постепенно сужая круги. Каждую секунду я ждал, что он обрушится на помост, который мог не выдержать такого броска. Если бы один из довольно непрочных столбов сломался, если бы лев сумел прыгнуть на те двенадцать футов, которые отделяли меня от земли… Это были не очень приятные мысли. Мурашки поползли по моей спине, и я искренне раскаивался, что был таким дураком и поставил себя в такое опасное положение. И всё-таки я хранил молчание и не рисковал даже пошевелиться. Но продолжительное напряжение сказалось на моих нервах. Легче представить, чем описать мои чувства, когда в полночь что-то внезапно шлёпнулось на мою голову. Я решил, что на меня сзади прыгнул лев, и так испугался, что чуть не слетел с доски. Придя в себя через пару секунд, я понял, что в меня ударилось нечто не слишком грозное. Наверное, сова приняла меня за ветку на дереве. Согласен, это не очень опасное событие в обычных обстоятельствах, но тогда оно почти парализовало меня. Непроизвольное вздрагивание, от которого я не мог удержаться, тут же вызвало ответное зловещее рычание внизу.
После этого я снова притих, насколько это возможно, хотя весь дрожал от волнения. Скоро я услышал, что лев осторожно крадётся в мою сторону. Я едва мог различить его очертания в белесоватом подлеске. Но я уже увидел достаточно, и, прежде чем он сумел подойти поближе, я внимательно прицелился и нажал на спусковой крючок. За выстрелом последовал ужасающий рёв, а затем я услышал, как лев прыгает из стороны в сторону. Я не мог видеть его, поскольку он отскочил в густой кустарник, но для большей верности продолжал стрелять в том направлении, куда он скрылся. Послышалось несколько мощных стонов, которые постепенно перешли в тихие вздохи и, в конце концов, вовсе прекратились. Я понял, что один из «дьяволов», которые так долго изводили нас, больше не причинит нам никаких неприятностей.
Когда я закончил стрелять, из лагеря, что лежал в четверти мили отсюда, через тёмные джунгли донеслись вопрошающие крики рабочих. Я крикнул, что я цел и невредим и что один из львов мёртв. Тут из всех лагерей раздался такой возглас радости, который, наверное, ошарашил обитателей джунглей на многие мили вокруг. Скоро я увидел множество мерцающих сквозь кусты огней. Все люди в лагере поднялись с постелей и, стуча в тамтамы и дуя в рожки, побежали к месту действия. Они окружили мой насест и, к моему изумлению, распростёрлись на земле, приветствуя меня криками: «Мабарак! Мабарак!», что, кажется, означает «святой» или «спаситель». Я решил не искать тело льва этой ночью, потому что его компаньон мог быть поблизости. К тому же была вероятность, что он ещё жив и способен сделать последний прыжок. Поэтому мы в восторженном настроении вернулись в лагерь и веселились остаток ночи. Суахили и другие африканцы отметили этот праздник особенно дикими, яростными танцами.
Я же с беспокойством ждал рассвета. Ещё не полностью рассвело, а я уже спешил на место событий, поскольку хотел убедиться, что «дьявол» не спасся от меня каким-нибудь таинственным, мистическим способом. К счастью, мои страхи не оправдались. Я с облегчением понял, что удача, которая так долго раздражала меня своими фокусами, наконец повернулась ко мне лицом. Я прошёл несколько шагов по кровавым следам и за кустами, прямо передо мной со страхом увидел льва, как будто живого и приготовившегося к прыжку. Приглядевшись, я понял, что он на самом деле мёртв. Мои спутники столпились вокруг него, они смеялись, танцевали и кричали от радости, как дети. Потом они подняли меня на руках и пронесли вокруг мёртвого тела. Когда этот благодарственный обряд закончился, я осмотрел тело и обнаружил, что в цель попали две пули. Одна – ниже левого плеча, очевидно в сердце, а другая – в заднюю лапу. Этим трофеем действительно можно было гордиться. Его длина от кончика носа до кончика хвоста составляла девять футов восемь дюймов, в высоту он был три фута девять дюймов, и потребовалось восемь человек, чтобы отнести его в лагерь. Единственным недостатком было то, что его шкура была сильно ободрана о колючки бомы, через которую он часто лазил за добычей. (...)"




[Смерть второго людоеда]Смерть второго людоеда
"(...) Услышав об этом случае, я решил на следующую ночь засесть возле бунгало начальника дистанции. Рядом как раз стояла незанятая железная лачуга с подходящей амбразурой в стене. Снаружи в качестве приманки я поставил трёх взрослых коз, привязав их к рельсе весом около 250 фунтов. Ночь прошла без всяких событий почти до самого рассвета, когда неожиданно появился лев. Он напал на одну козу и покончил с ней, а потом поволок остальных и вместе с ними рельсу. Я несколько раз выстрелил в него, но стояла непроглядная тьма, невозможно было ничего разглядеть, поэтому я попал только одну из коз. В таких случаях я всегда мечтал о фонарике.
Утром ко мне присоединились несколько человек из лагеря, и мы пошли по следу. Следы коз и рельсы легко различались, и скоро мы пришли к месту в четверти мили от лагеря, где лев ещё продолжал свою трапезу. Он был скрыт густым кустарником и, услышав наше приближение, разъярённо зарычал. В конце концов, когда мы подошли поближе, он неожиданно напал на нас, выпрыгнув из кустов. В одно мгновение все участники партии поспешно залезли на ближайшее дерево, за исключением одного из моих помощников, мистера Уинклера, который всё время оставался рядом со мной. Однако зверь не продолжил нападение. Мы побросали камни в те кусты, где видели его последний раз, и по безмолвию предположили, что он улизнул. Мы осторожно прошли вперёд и поняли, что он и вправду скрылся, почти не прикоснувшись к козам.
Посчитав, что лев, вероятно, вернётся за своей едой, я поставил в нескольких футах от мёртвых коз очень крепкий помост и до прихода темноты занял на нём позицию. В этот раз я взял своего носильщика оружия Махину, чтобы он сменял меня. К этому времени, проведя так много бессонных ночей, я был совершенно измотан. Только я задремал, как Махина схватил меня за руку и показал на коз. «Шер!» («Лев!») – прошептал он. Я взял свою двустволку, заряженную пулями, и терпеливо ждал. Судьба вознаградила меня. Через несколько минут я услышал, как в том месте, в котором я ожидал увидеть льва, зашуршали кусты. Затем я увидел, как он появился из кустов и прошёл почти под нами. Я выстрелил в плечо практически одновременно из двух стволов и с радостью увидел, что его отбросило назад. Я быстрее потянулся за магазинной винтовкой, но он скрылся в кустах, и я был вынужден стрелять наугад. Всё-таки я был уверен, что мне удастся его взять, поэтому я отправился за ним, как только рассвело. Не представляло никакого труда идти по его кровавому следу. Поскольку он несколько раз останавливался, я был убеждён, что он тяжело ранен. Тем не менее, моя охота оказалась бесплодной. Дальше капли крови исчезли, и началась каменистая почва, так что я не мог больше идти по следу.



В это время через Цаво с инспекцией от министерства иностранных дел проезжал сэр Гилфорд Моулсворт, кавалер Ордена Индийской империи, позднее инженер-консультант по железным дорогам в индийском правительстве. Он осмотрел мост и другие работы и выразил мне благодарность, а затем сделал множество фотографий. Некоторые из этих фотографий с его любезного разрешения воспроизведены в этой книге. Он искренне сочувствовал тому, что мы претерпели от людоедов, и был рад, что хотя бы один из них мёртв. Он спросил меня, когда я собираюсь убить второго льва. Хорошо помню улыбку сомнения, появившуюся на его лице, когда я уверенно заявил, что надеюсь покончить со львом в ближайшие несколько дней.
Наш враг не показывался в течение десяти дней после этого, и мы начали думать, что он умер в джунглях от ран. Всё же мы продолжали соблюдать обычные ночные предосторожности и правильно делали, в противном случае список жертв пополнился бы, по крайней мере, ещё одним человеком. Ночью на 27 декабря меня разбудили страшные крики вагонетчиков, которые спали на дереве возле моей бомы, о том, что до них пытается добраться лев. Было бы безумием выходить, поскольку луна скрывалась за плотными облаками, и на расстоянии ярда ничего нельзя было увидеть. Всё, что я мог сделать, несколько раз выстрелить, просто чтобы отпугнуть зверя. Очевидно, это произвело желанный эффект, и люди в ту ночь больше не волновались. Но людоед, видимо, некоторое время ещё бродил по лагерю. Утром мы обнаружили, что он подходил к каждой палатке и долго кружил вокруг дерева.
Следующей ночью я занял позицию на том же дереве, надеясь, что он совершит ещё одну попытку. Ночь началась плохо. Забираясь на свой насест, я чуть не задел ядовитую змею, которая, свернувшись, лежала на ветке. Понятно, что я очень быстро спустился, и один из моих рабочих сумел длинной палкой расправиться со змеёй. К счастью, было ясно, безоблачно, благодаря луне было светло, почти как днём. Я дежурил до двух ночи, а потом разбудил Махину, чтобы он меня сменил. Прислонившись спиной к дереву, я мирно спал, но проснулся через час от таинственного ощущения, что что-то случилось. Однако Махина был настороже, и он ничего не видел. Хотя я внимательно осмотрел всё вокруг нас, я тоже не обнаружил ничего необычного. Не совсем успокоившись, я снова улёгся спать, но тут мне показалось, что поодаль, в низких кустах что-то движется. Присмотревшись, я понял, что не ошибся. За нами следил притаившийся людоед.
Вокруг нашего дерева было открытое пространство, усеянное там и сям небольшими кустиками. Наблюдать, как этот огромный зверь осторожно крадётся к нам, используя каждую кочку на земле – это было чарующее зрелище. Его навыки доказывали, что он был знатоком ужасного искусства охоты на человека. Я решил действовать так, чтобы в этот раз он не улизнул. Поэтому я подождал, пока он приблизится на двадцать ярдов и выстрелил в его грудь из. Я услышал, что пуля попала в него, но удар был не столь сокрушителен. Издав свирепое рычание, лев развернулся и гигантскими скачками помчался прочь. Прежде чем он скрылся из виду, я успел отправить вслед ещё три пули, и рычание подсказало, что последняя из пуль достигла цели.
С нетерпением мы дождались рассвета и с первым лучом солнца отправились в погоню. Я взял с собой туземца-следопыта, так что мог свободно наблюдать по сторонам, а Махина следовал за мной с карабином Мартини. Пятен крови было предостаточно, и мы быстро продвигались вперёд. Мы не прошли по джунглям и четверти мили, как прямо впереди себя услышали свирепое предупреждающее рычание. Осторожно посмотрев в кусты, я увидел людоеда, который с яростью смотрел в нашу сторону и рычал, обнажая клыки. Я тут же внимательно прицелился и выстрелил. Он немедленно вскочил и прыгнул на нас. Я выстрелил ещё раз и сбил его. Но через секунду он встал и опять пошёл на меня так быстро, как только мог при таких повреждениях. Третий выстрел не возымел никакого эффекта, поэтому я протянул руку к Махине, чтобы он дал мне карабин. К моему ужасу, его рядом не было. Неожиданное нападение нагнало на Махину такого страха, что он вместе с карабином забрался на дерево. В таких обстоятельствах мне не оставалось ничего другого, кроме как последовать его примеру. Несмотря на то, что одна из пуль перебила заднюю лапу зверя, он мог бы настичь меня. Я едва успел вскарабкаться наверх, прежде чем он подбежал к дереву.
Когда лев понял, что опоздал, он, хромая, направился в заросли. К этому времени я схватил из рук Махины карабин и выстрелил. Первая пуля, казалось, покончила со львом, поскольку он упал и лежал без движения. Я тут же спустился с дерева и пошёл к нему, что было довольно глупо. К моему удивлению, он вскочил и ещё раз попытался напасть на меня. На этот раз две пули – в грудь и в голову – успокоили его раз и навсегда. Он остановился в пяти ярдах от меня и умер, как храбрец, яростно грызя валявшуюся на земле ветку.
К этому времени сюда из лагеря пришли все рабочие, привлечённые звуками выстрела. Их ненависть к зверю, который убил множество их товарищей, была так велика, что мне стоило больших усилий, чтобы они не разорвали мёртвое тело на кусочки. В конце концов, под дикие радостные крики туземцев и кули я отнёс льва в свою бому, которая была совсем рядом. Исследовав льва, мы обнаружили в его теле не менее шести пулевых отверстий, а в спине слаг, который я выпустил в него десять дней назад с помоста. Его длина была девять футов шесть дюймов от кончика носа до кончика хвоста, высота в холке – три фута одиннадцать с половиной дюймов. Как и в случае с его компаньоном, кожа была изуродована глубокими царапинами от колючек бомы. (...)"


Типично ли такое, то есть отсутствие гривы, для старых львов?
Ну и выбор оружия меня, признаться удивляет. Винтовка под .303 British и двуствольный дробовик заряженный пулями, а так же карабин Martini- Henry (скорей всего под .577/450 Martini- Henry) всё же нетипично при охоте на льва. Были, конечно, такие виртуозы, как Walter D. M. "Karamojo" Bell, которые стреляли слонов из винтовки под 6,5x54 Mannlicher Schönauer, но тем не менее.
Tags: Литература, Охота
Subscribe

  • Почёсывая затылок:

    ...и ещё одна тихая машинка, с которой охота поиграться- Очень уж специфичная машинка. Но любопытная. Сравнение с классикой- Welrod я…

  • Задумчиво:

    Вот опять подумалось после вот этого вот обсуждения, что очень интересно было бы поиграться с АС "ВАЛ"- Фотографии "Вала" утянуты у…

  • Задумчиво:

    Подумалось. А ведь скоро и H&K USP с ровесниками станет "классикой"... Хотя и более модные варианты весьма хороши-

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 55 comments

  • Почёсывая затылок:

    ...и ещё одна тихая машинка, с которой охота поиграться- Очень уж специфичная машинка. Но любопытная. Сравнение с классикой- Welrod я…

  • Задумчиво:

    Вот опять подумалось после вот этого вот обсуждения, что очень интересно было бы поиграться с АС "ВАЛ"- Фотографии "Вала" утянуты у…

  • Задумчиво:

    Подумалось. А ведь скоро и H&K USP с ровесниками станет "классикой"... Хотя и более модные варианты весьма хороши-